15 Сентября 2016 Общество 

Борис Подопригора. С чего начинается Родина

- Рейтинг1 +
  • 1402 просмотра

Быть в Карелии и не поговорить с этим удивительным человеком? Я не мог не взять это небольшое интервью.

Знакомьтесь, Борис Александрович Подопригора.

Бориса Александровича Подопригору знают политологи и литературные критики, конфликтологи и востоковеды - он один из наиболее цитируемых петрозаводчан. По нынешней должности советник главы Республики Карелия, одновременно эксперт Государственной Думы – он 11 лет назад закончил военную службу, пройдя 7 кризисных зон. Как военный переводчик, озвучил заявление ООНовских наблюдателей о завершении вывода советских войск из Афганистана. За межтаджикское примирение в 1993 году досрочно стал полковником. В 1996–98 гг. служил российским представителем в штабе международных миротворцев в Боснии. В 2002 году, будучи заместителем командующего федеральными силами на Северном Кавказе, возглавлял «информационный фронт» во второй чеченской кампании. Тогда, напомним, произошел перелом не только в войне, но в ее публичном восприятии. В 2004 году в качестве посредника участвовал в разрешении конфликта между претендентами на президентский пост в Абхазии - иной исход грозил республике гражданской войной. После увольнения в запас занимается социологической аналитикой и информационной политикой, последние пять лет – в Карелии. По оценке многих активистов соцсетей, является одним из наиболее опытных российских посредников между властью и блогерским сообществом. Автор шести книг и киносценариев. Лауреат творческих премий, включая «ТЭФИ», «Золотой Орел», имени Александра Невского, а также журналистского конкурса «Золотое перо».

Борис Александрович, расскажите несколько слов о себе:
Родился в 1955 году в Ленинграде, куда вернулся незадолго до своего сорокалетия. Двукратное обучение в Военном институте иностранных языков - китаист и афганист. Служба в вооружённых силах: Средняя Азия, Сибирь, Забайкалье. Плюс почти девять лет в «горячих точках», в том числе, в Африке, Афганистане, Таджикистане, на Балканах, в Чечне, Абхазии. В промежутках - психфак питерского университета, учёба в ряде других, включая Канадский институт прикладных переговоров. Переход от переводческой и международно-представительской работы к информационно-аналитической и социологической, чем занимаюсь до сих пор. Журналист, литератор. С конца 2011 года - советник Главы Республики Карелия.



Что для вас журналистика?
Возможность сказать то, в чём уверен, и что считаю важным для многих, прежде всего, профессионалов. Как правило, это относится к военной политике на стыке с востоковедением. Когда обращаюсь к карельской тематике, стараюсь не замыкаться на злобе дня, мне интересней довести до читателя своё видение по существу, свою логику, а не факт, тем более политизированный.

О Вас можно прочитать в Википедии, а на самом деле какой вы человек?
Более или менее уверенный в том, что касается практической работы, повторю, аналитики и социологии. В остальном предпочитающий услышать других, прежде чем высказать своё мнение. Вслед за Вознесенским верящий, что «в человеческом назначении - 90 процентов добра», поэтому - помоги, кому сможешь, но никому об этом не рассказывай. Беспартийный государственник, не признающий 90 процентов отечественных политических идеологем - мне ближе типология людей по барону Врангелю: служак - чинохват - шляпа и - ни к чёртовой матери - остальное, ей Богу, вторично. Принимающий ахматовскую строку: «И в мире нет людей бесслёзней, надменнее и проще нас». О другом пусть судят со стороны.

Ваш боевой опыт заслуживает огромного уважения, а могла ли жизнь повернуться иначе?
Рассказываю об этом впервые. Когда перед направлением в Афганистан учился в Москве, познакомился в 1987 году с известным артистом и режиссёром - Евгением Яковлевичем Весником. Он, петроградец по рождению и мироощущению. Тем не менее в душе он остался старшим лейтенантом Красной Армии второго военного года. Покритиковав меня за творческий поиск, он предложил мне оставить службу и поступить во ВГИК на режиссуру. Соблазн был. Но отказаться от афганской командировки я не мог по офицерским представлениям. Зато когда 2004-ом творческая группа телесериала «Честь имею», в том числе я, получила «ТЭФИ», первым меня поздравил Евгений Яковлевич.

Чечня, Восток - совсем другие страны и по ощущениям и по менталитету они чему-то научили? 
Восток наглядно доказывает сложность мира сего. Это относится не только к географии и политике, но и повседневности. Грамотный востоковед, по моему опыту, мудрее любого иного гуманитария, по крайней мере, менее суетлив. И если общение - это расшифровка и обмен явных и скрытых знаков и смыслов, то погружение в китайскую или персидскую грамоту обогащает культуру диалога, чем мне, собственно, и приходится заниматься. Например, сейчас с вами.

Что для вас настоящая дружба?
То, что в идеале должно связывать рукопожатных мужчин. Но опять же - не торопясь отказать в рукопожатности тем, кого не понял. Ведь, заповедь психолога - не прерывай нити общения. Женщины заслуживают, скорее, другого - любви, внимания, снисхождения, по крайней мере, улыбки…
Из числа наших общих знакомых, кого могу назвать своим другом, - писатель Андрей Константинов. Правда, это уже иное наполнение дружбы, измеряемой десятилетиями.

Новые технологии, блоги - всё это хорошо и красиво, а умрут ли печатные издания?
Блог - это предтеча средств персонального информирования, которые придут на смену СМИ. Печатные издания останутся в количестве и качестве, устраивающем тех, кому они привычнее. По аналогии с книгами. И ещё. Давайте посмотрим, что будет с кинотеатрами. Их и закрывали, и радовались их возрождению, пусть, на обновлённой технологической основе. Так что пусть всё идёт, как идёт. Дополню лишь одним замечанием: для того, чтобы повысилось значения блога, нужна более высокая культура общения. В публичной жизни и в соцсетях. Чем я тоже занимаюсь, в том числе, с вашей помощью - вы сами участвовали в целом ряде блоготуров по Карелии. Хотелось бы такое преобразование блогерского сообщества начать с Карелии: в этом, IT-продвинутом, регионе для этого есть все предпосылки.

«Россия священная наша держава…», а для вас она какая?.. 
Это страна, где я родился, которую видел в разном состоянии, которой я присягал. Это огромный потенциал, который моё поколение обязано передать следующему - без потерь. Тем более что на долю моих родителей выпали и спасение страны в 40-х, и её потери в 80-90-ых годах. В практическом смысле - это «губернаторская» страна - иначе не возникло бы словосочетания: «положение хуже губернаторского»! То есть, страна, благополучие которой во многом зависит от способностей первых лиц в регионах. Рад тому, что деловые и нравственные приоритеты моего губернатора - Александра Петровича Худилайнена - совпадают с моими, иначе бы мы расстались.

Борис Александрович, так все таки… вообще, с чего начинается Родина?
Для меня - с профессиональности анализа и прогноза. Поскольку к подобным вопросам я привык, повторю. Когда-то довелось прочесть первоначальный сценарий фильма «Сибириада». В сценарии есть не попавший на экран эпизод: «хозяина», скажем, Красноярского края вызвали на ковер в Кремль, так сказать, за все сразу и по полной! Сидя в салоне Ту-134, он разглядывает карту своих владений и размышляет: «у меня только болот в три раза больше, чем территория Франции». Нечто подобное я чувствую сегодня, глядя на карту Карелии в своем кабинете. Но я-то занимаюсь аналитикой и социологией. А вот глава региона Александр Худилайнен - самой, что ни есть, «полевой практикой». Поэтому ему достается не меньше, чем тому условно «красноярскому хозяину».

Карелия - огромная по европейским меркам страна (больше Прибалтики или чуть меньше некогда могущественной Австро-Венгрии) и малочисленное, да еще и убывающее население – всего-то 630 тысяч, как в районах внутри столиц… Вот и имеем, с одной стороны, экологический, поэтому туристический, мегазаповедник с репутацией, подтвержденной песней. Плюс - самую протяженную границу с Евросоюзом, значительную часть таблицы Менделеева, правда, глубоко в недрах и заманчивый выход через Белое море в Арктику…
С другой стороны, массу системных проблем, которые вам подробно раскрыл зампремьера по экономике Юрий Владимирович Савельев. Есть, правда, редко упоминаемые нюансы. Дело в том, что население каждой местности веками культивировало в себе как полезные, так и мешающие ему черты. Ну, например, нужно ли подробнее рассказывать о дефиците цивилизованной уступчивости, характерной для кавказцев? На Карелии, как и на целом ряде губерний, сказывается ожидание от начальника сиюминутных благ. А если он, как тот же Абрамович на Чукотке, не открыл собственный кошелёк, значит, его надо менять. Но Карелия «начинается» и живёт, как и большинство регионов страны. То есть, по принципу: сделаешь - получишь. Сегодня сделано главное - найден механизм, воочию задающий постепенный экономический рост. Это федеральная целевая программа, она рассчитана до 2020 года - года столетия республики. Ещё одна особенность. Можно только приветствовать демократические традиции Карелии, критический, даже оппозиционный склад ума значительной части местной интеллигенции. Точно ни в одном регионе страны губернатору, гуляющему в день города, не пытаются вручить листовку с призывом его отставки. Но на таком фоне происходит профессионализация даже не оппозиции, а нигилизма. «Юноше, обдумывающему житьё,» как будто предлагают: «хочешь нормальной жизни, тогда борись против власти!» Меня особенно зацепила фраза одного из как-никак университетских выпускников: «Хорошо бы, если Карелию подобрал кто-нибудь богатенький!» Увы, так думают многие… Так что, начав с песенной строки, мы с вами прошлись по Карелии, которую вы, возможно, не знаете. Но, как видите, мы ничего не скрываем. И, если заметили, блоготуры это подтверждают.

Вы ленинградец-петербуржец, как получилось, что сейчас вы живете и работаете в Карелии, в Петрозаводске?
В Петрозаводск я попал достаточно случайно, после переезда в Москву моего бывшего шефа - председателя питерского ЗакСа ныне сенатора Вадима Альбертовича Тюльпанова. Существеннее другое: военная, потом государственная служба научила никогда не отказываться от самых первых сколь-нибудь серьёзных предложений. К тому же в Карелии явно есть, чем заняться, а мой возраст уже не позволяет долго выбирать. Тем более что информационно-аналитическая работа как никакая другая требует разностороннего опыта и, если хотите, широкого личностного диапазона. В остальном до сих пор считаю себя офицером, привычно командированным в «точку» - без указания, так сказать, её температуры…

И теперь я хотел бы задать несколько блиц вопросов.



Если отдыхать - то без рабочей флешки и рабочей симки (личная - «реагирует» только на приёмную Главы Карелии)…
Если смотреть - то на костёр.
Если кушать - то корюшку с пюре, которое умела готовить только моя матушка.

Борис Александрович, а какие Ваши самые любимые места для отдыха и работы.
Смена занятий и есть отдых. Для меня это включение домашнего ноутбука. Нет, сначала - священнодействия на кухне, когда я сам себе готовлю несколько сортов китайского чая. Я - «чаеман» со стажем. Жаль, не получилось вас угостить.

Я конечно не могу не спросить о планах на будущее, будете ли продолжать писать?



Пишу книгу о Карелии. Мне не дает покоя тема красно-белого примирения, основанная на эпизодах Гражданской войны. Именно в Карелии, например, обмен «красно-белыми» врачами редкостью не был. С Северо-Западом страны некоторые исследователи связывают и вообще сенсационную попытку красно-белой координации действий в отношении Финляндии. Работа идёт со скрипом - эта тема «забанена» с многих сторон. Даже общение с парижскими потомками вождей Белой Гвардии дало меньше, чем на то рассчитывал. Не отправиться ли куда ещё? Ну а если с философским обобщением - на философском же факультете я когда-то преподавал! - Карелия заслуживает не только дальновидных руководителей, но и, если хотите, эпического восприятия. Снизим пафос: раз Иоанн Грозный не отдал «Кемску волость», значит, она должна не только принадлежать России, но ей служить и этим гордиться.

14.09.2016


Пишет kulhazker (kulhazker) , kulhazker.livejournal.com

Комментарии (0)

    Добавить комментарий