8 Июля 2016 Общество 

Жить и помнить

- Рейтинг2 +
  • 2 комментария
  • 2502 просмотра

Минута молчания в память о погибших школьниках не могла быть короче двух недель. Сама рука не поднималась что-либо написать. Кому? Близким ушедших? Им ещё долго не нужны ни чьи соболезнования. Всем остальным? Нам и так всё понятно. И всё же, чтобы жить дальше, не обойтись без оценки случившегося. Чтобы, в том числе, предупредить спекуляции на отчаянии родителей, похоронивших своих детей. Спекуляции и на наших чувствах. Предупредить без морализаторства и прочего заднего ума, которого у нас - палата.

Да, меры, которые помогут предотвратить подобные трагедии, принимать надо, принимать срочно, и тут ничто не чересчур. Но, увы, когда мы говорим, что жизнь всякий раз сложнее, чем мы рассчитываем, мы имеем в виду не везение, а беды. А они происходят вопреки всему, что, казалось бы, их исключало. Можно сколько угодно упрекать надзорные и прочие органы в вопиющем недогляде. Но не наше слово «форс-мажор» подтверждает: у других не лучше, чем у нас… Мы не сомневаемся в образцовых для всего мира правилах авиационной и прочей безопасности, принятых в Европе и Америке. Там, где без сопровождающего охранника вам не дадут навестить больного в палате. А заштатную кафешку, как и элитный отель, могут дважды за час бесцеремонно обыскать с полицейскими собаками. И не дай вам Бог опустить при этом руку во внутренний карман пиджака… Скажите, взрывов-расстрелов не избежать, ибо полицейской предусмотрительности противостоит кураж не менее подготовленных террористов. Тогда безо всякого терроризма: пилот немецкой Люфтганзы, накануне прошедший все полагающиеся обследования, заперся в кабине, а после направил переполненный лайнер навстречу земле. Прямо в центре Европы.

Персонал лагеря у Сямозера состоял не из злодеев или безумцев. Инспекторы, как и положено, проверяли и требовали, начальники лагеря, как всегда, оправдывались и обещали, в общем, сходило. И подтверждало репутацию лагеря как школы воспитания воли и умения постоять за себя. Разве не ради этого вполне чадолюбивые родители отправляли туда своих детей? Пусть хоть летом повзрослеют и возмужают... И хозяйка лагеря, вдова известного скаута-путешественника, воспитывает четверых детей. Так что с материнским инстинктом и здравомыслием тут было внешне всё в порядке. Да и озеро, всё же, не море и даже не Онего с Ладогой, а так… три километра туда, три - обратно. В спасательных жилетах и под водительством будущих педагогов: а когда ещё учиться им и у них?.. А если у берега - волны, то верилось, что дальше их не будет - такое ведь бывало чаще, чем наоборот. Вот и фельдшер отмахнулась от тревожного звонка. Она тоже не предполагала, что кто-то после сотни просьб снять с карниза котёнка, на сто первый раз попросит спасти себя самого. Здесь и далее - упрёк всем взрослым: не рано ли мы забываем о проблемах собственного детства?

Это не снимает другого вопроса - о личной ответственности. В правовом смысле её понесут все, кто в той или иной степени отвечал конкретно за этих детей. Можно, конечно, этот круг расширить от главы района до президента и патриарха. Но тут скорее - моральная ответственность. И глава региона в этом смысле уязвимее других - ведь, трагедию сразу назвали карельской, а не пряжинской. Да и крылатое выражение - «положение хуже губернаторского» - говорит само за себя: ни земство, ныне муниципальная власть, ни кто-то повыше такого сравнения не удостоились. Мы подходим к тому, ради чего не стоит дожидаться сорока дней. Предлагайте свою помощь несчастным родителям, приглашайте их в свой дом, называйте своих будущих детей именами тех, кто навечно остался в своих -надцати. Если разбираетесь в существе дела, предлагайте, как следует укрепить законодательство. Это по-людски и по-божески. Но доставать партийные козыри ещё из рыхлых могил утонувших мальчишек и девчонок - это, знаете ли… Под большевистским лозунгом «слазь» этим занялись партии, у которых, кроме лозунгов, за душой ничего нет. Чем тогда привлечёшь внимание? Выборы, ведь. Уважение к нашему советскому прошлому не помешает назвать вещи своими именами: чтобы в чём-то кого-то обвинять, нужно иметь другую историческую, да и просто репутацию. И не рваться к власти в прямом смысле через детские трупы. Вы хотите, чтобы такие выдвиженцы представляли, в том числе, вас? Мы хотим, чтобы дети, как это положено, жили дольше и счастливее своих родителей.

Мы хотим, чтобы память о погибших электризовала совесть живых. Чтобы разум, предвидение, интуиция и опыт помогли избежать трагедий, подобных самозерской. Мы хотим, чтобы об этом помнили все, кому выпало отвечать за других.



Борис Подопригора

Комментарии (2)

  • рейтинг -2+
    муви 08.07.2016 17:07

    Ну хоть кто-то нормально написал о трагедии. Спасибо автору за тональность, а то или истерика, или никто не виноват и.т.д

    Ответить

  • рейтинг -0+
    дрозд 09.07.2016 15:07

    Cогласен, слишком много цинизма вокруг этой истории.

    Ответить

Добавить комментарий